Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

На Руси нет амфор? Да я вас сгною!

Амфорическая история заставила многих в эти дни вспомнить о том, каким образом  удовлетворялись раньше прихоти членов Политбюро. Баек на эту тему существует множество. Вот одна из них от замечательного актера и рассказчика Льва Дурова:

Когда я играл Анастаса Микояна в фильме "Серые волки", мы поехали сниматься в Завидово - это правительственный заповедник. <…>
Стою я как-то и чего-то жду. А рядом топчется какой-то человек в телогрейке. А за отворотами телогрейки вижу на нем синий мундир. И солдатская ушанка сидит на нем, как генеральская папаха. Весь подтянутый, красивый, и у него такое замечательное лицо: загорелое, здоровое. И его южный загар резко контрастирует с белым-белым снегом. И вот этот красавец долго топтался вокруг меня, пока я не выдержал и не спросил: "Вы что-то хотите мне сказать?" А он и спрашивает: "Константиныч, ты знаешь, кто я такой?" - "Нет, - говорю, - не знаю". - "Я егерь Политбюро". - "Прости, - говорю, - но Политбюро уже сто лет как нет". - "А вот про меня забыли". Вытаскивает трудовую книжку и показывает. Читаю, и действительно: "Главный егерь Завидовского заповедника". "Вот, - говорит, - вы про Хрущева тут снимаете, а ты знаешь, что Хрущев мне чуть всю жизнь не искалечил? Сейчас поймете, о чем идет речь". И пока он рассказывал мне свою историю, я и плакал, и губы себе перекусал. Перескажу эту историю так, как я ее запомнил.
Collapse )

Маршал Мерецков: " А тебе на голову ссали?"

Мерецков Кирилл Афанасьевич. Маршал. Мерецков был начальником Генштаба РККА, заместителем наркома обороны. В самом начале войны, 24 июня 1941 года был арестован, июль и август провел под следствием в НКВД, где хватил свой фунт лиха среди совецкого уголовного рая. Там ему показали как "сбривают бородёнку" подинтеллигентам... Осенью 1941 года его выпустили "на фронт". Говорят, Микитка Хрущев удачно пошутил в присутствии Сталина: мол, хорошо устроился у нас Мерецков - народ воюет, а он на лубянских хорчах отсиживается. Щербатый грузин поржал и велел вернуть Мерецкова.

В подготовительных черновиках ко второй части «Дневных звезд» Ольга Берггольц записала рассказ чекиста-дзержинца Добровольского (он тоже успел побывать в роли подследственного у коллег по НКВД), служившего тогда комиссаром 7-й армии, командовать которой сразу после своего освобождения осенью 1941 г. был назначен Мерецков:  
«Ходит, не сгибаясь, под пулями и минометным огнем, а сам туша — во!
— Товарищ командующий, вы бы побереглись.
— Отстань. Страшно — не ходи. А мне — не страшно. Мне жить противно, понял? Неинтересно мне жить. И если я захочу что с собой сделать — не уследишь. А к немцам я не побегу, мне у них искать нечего. Я уже у себя нашел.
Я ему говорю:
— Товарищ командующий, забудьте вы о том, что я за вами слежу и будто бы вам не доверяю. Я ведь все сам, как вы, испытал.
— А тебе на голову ссали?
— Нет. Этого не было.
— А у меня было. Мне ссали на голову. Один раз они меня били,били, я больше не могу: сел на пол, закрыл руками голову вот так руками, сижу. Они круго скачут , пинают меня ногами, а какой-то мальчишка, молоденький, - расстегнулся и давай мне на голову мочиться. А голова у меня – видишь, полуплешивая, седая…  Ну вот ты скажи, - как я после этого жить могу».

 

Смог и после этого, и после Синявинских высот… Совецкая власть помогла или какие другие обстоятельства, - Бог весть. Человеческая душа – П О Т Ё М К И…


Товарищ Сталин, а вы Гюго читали?


25.11.1936 г. А.Н.Толстой выступает на VIII Всесоюзном съезде Советов. На следующем снимке  В.Иванов и А.Толстой на одном из заседаний 1-го Всесоюзного съезда колхозников-ударников.

Как-то в споре с одним чудаком на букву «мэ» о грамотности-безграмотности душегуба Оськи Сталина забыли о таком забавном свидетельстве бескультурья и дремучести «отца всех народов». Юрий Анненков в очерке о «красном графе» Алексее Толстом приводит такой эпизод из общения с красным писателем. Мол, спросил его, а что за человек Сталин. И получил такой ответ:

 

«Великий человек! - усмехнулся Толстой, - культурный, начитанный! Я как-то заговорил с ним о французской литературе, о "Трех мушкетерах".

"Дюма, отец или сын, был единственным французским писателем, которого я читал", - с гордостью заявил мне Иосиф.

"А Виктора Гюго?" - спросил я.

"Этого я не читал. Я предпочел ему Энгельса", - ответил отец народов.

"Но прочел ли он Энгельса, я не уверен", - добавил Толстой».

 

И вот сегодня, вспомнив этот эпизод, что-то мы призадумались: а читали ли головотяпы из путинского призыва Виктора Гюго?

ЗЫ: Андрей Колесников, спроси Путина, читал ли он Виктора нашего Гюго.


"ВЫ ДУРАК ИЛИ ВРАГ НАРОДА?" И.В. Сталин

Сталин: приказ на пытки

Россия и сейчас страна пытуемого населения. Ничего удивительного - при советской власти еще приучили:
Шифротелеграмма И.В. Сталина секретарям обкомов, крайкомов и руководству НКВД—УНКВД о применении мер физического воздействия в отношении "врагов народа" от 10.01.1939 года.
 ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод. ЦК ВКП требует от секретарей обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартии, чтобы они при проверке работников НКВД руководствовались настоящим разъяснением. Collapse )</div>

Берия Сталину о "профашистских" настроениях спортсменов

LДела при Сталине фабриковали своеобразно по своей фантастичности обвнинений, но в данном случае интересен вопрос: насколько верны были агентурные сведения от стукачей о разговорах (придуманные-непридуманные цитаты) в осажденной Москве?
Цитата из записки Берии Сталину:

Политические настроения Старостиных в этот период времени характеризуются следующими высказываниями.
Старостин Андрей среди близких ему лиц заявил:
«Немцы займут Москву, Ленинград. Занятие этих центров — это конец большевизму, ликвидация советской власти и создание нового порядка...
Большевистская идея, которая вовлекла меня в партию в 1929 году, к настоящему времени полностью выветрилась, от нее не осталось и следа».
Специальными мероприятиями, проведенными в ноябре 1941 года, были зафиксированы следующие высказывания Старостина Николая и членов его семьи:
Старостин Н. — «11-й день наступления немцев, ну, через недельку они будут здесь. Нам надо поторопиться с квартирой и завтра все оформить».

«...если брать комнаты, то только у евреев, потому что они больше не приедут сюда».

Жена — «...Голицыно находится в 10 километрах от Москвы, Лялечка (дочка Старостина) идет учить немецкий язык, я тоже поучусь, а то немцы придут, а я и говорить не умею...»

Старостин: «Да, жизнь наступает интересная».

Жена — «Была интересная в 1917 году, боролись за жизнь, а теперь уничтожают все».

Старостин: «А что тогда было интересного?»

Жена — «Свержение царизма».

Старостин: «А сейчас идет свержение коммунизма».

Жена — «Скорее бы...» Collapse )</div>

"Мы, русские писатели, напоминаем собой проституток .."

Картинка 3 из 58Картинка 3 из 58
 

Подпольная листовка, перехваченная сотрудниками секретно-политического отдела ГУГБ НКВД СССР в дни работы Всесоюзного съезда писателей (проходил с 15 августа по 1 сентября 1934 г.):
Картинка 3 из 58[20.08.1934]

Мы, группа писателей, включающая в себя представителей всех существующих в России общественно-политических течений, вплоть до коммунистов, считаем долгом своей совести обратиться с этим письмом к вам, зарубежным писателям. Хотя численно наша группа и незначительна, но мы твердо уверены, что наши мысли и надежды разделяет, оставаясь наедине с самим собой, каждый честный (насколько вообще можно быть честным в наших условиях) русский гражданин. Это дает нам право и, больше того, это обязывает нас говорить не только от своего имени, но и от имени большинства писателей Советского Союза. Все, что услышите и чему вы будете свидетелями на Всесоюзном писательском съезде, будет отражением того, что вы увидите, что вам покажут и что вам расскажут в нашей стране! Это будет отражением величайшей лжи, которую вам выдают за правду. Не исключается возможность, что многие из нас, принявших участие в составлении этого письма или полностью его одобрившие, будут на съезде или даже в частной беседе с вами говорить совершенно иначе. Для того, чтобы уяснить это, вы должны, как это [ни] трудно для вас, живущих в совершенно других условиях, понять, что страна вот уже 17 лет находится в состоянии, абсолютно исключающем какую-либо возможность свободного высказывания. Мы, русские писатели, напоминаем собой проституток публичного дома с той лишь разницей, что они торгуют своим телом, а мы душой; как для них нет выхода из публичного дома, кроме голодной смерти, так и для нас... Больше того, за наше поведение отвечают наши семьи и близкие нам люди. Мы даже дома часто избегаем говорить так, как думаем, ибо в СССР существует круговая система доноса. От нас отбирают обязательства доносить друг на друга, и мы доносим на своих друзей, родных, знакомых... Правда, в искренность наших доносов уже перестали верить, так же как не верят нам и тогда, когда мы выступаем публично и превозносим «блестящие достижения» власти. Но власть требует от нас этой лжи, ибо она необходима как своеобразный «экспортный товар» для вашего потребления на Западе. Поняли ли вы, наконец, хотя бы природу, например, так называемых процессов вредителей с полным признанием подсудимыми преступлений ими совершенных? Ведь это тоже было «экспортное наше производство» для вашего потребления.

Вы устраиваете у себя дома различные комитеты по спасению жертв фашизма, вы собираете антивоенные конгрессы, вы устраиваете библиотеки сожженных Гитлером книг, – все это хорошо. Но почему мы не видим вашу деятельность по спасению жертв от нашего советского фашизма, проводимого Сталиным; этих жертв, действительно безвинных, возмущающих и оскорбляющих чувства современного человечества, больше, гораздо больше, чем все жертвы всего земного шара вместе взятые со времени окончания мировой войны... 

Collapse )