b_insider (b_insider) wrote,
b_insider
b_insider

Categories:

Прекрасный дедушка Ресин: А кого это е...ет?

Не хотелось бы попасться на язык евреям. Вот как некоторые отметили назначение и.о. мэра Москвы:

Лужкова сменил "жесткий" белорусский еврей

Смех смехом, но шедевральный психологический портрет дедушки Ресина поместил когда-то давно у себя в жжplamplam . Думаем, Владимир Иосифович был не в особой обиде:

- Ну, чего тебе? – спрашивает у меня Ресин, окинув взглядом стройные ряды своей гвардии.

Это не лучший вариант, мы тут как на профсоюзном митинге, и потому на откровения рассчитывать не приходится. Ладно:

- Владимир Иосифович, я хотел спросить насчет увольнений у вас в Комплексе. Насколько я знаю, были уволены Воронин и Сергеева. И ходят слухи, что скоро будет уволен Балакин.

- А кого это ебет? – спрашивает дедушка неожиданно резко и как-то чересчур конкретно.

- Ну, у меня ведь начальство, Владимир Иосифович. Главный редактор, и ему нужна про это заметка. 

- Главный редактор? – переспрашивает Ресин.

- Он, - перевожу я стрелки.

- Ты передай своему главному редактору, - глава КАСРР делает грозную паузу, - пошел он на хуй!

  Роман "Дэдлайны и абзацы". Один из стремных фрагментов.

Я просыпаюсь около десяти, выкуриваю сигарету и вспоминаю, что собирался пообщаться с Ресиным. Плохая идея, если учесть тяжелое состояние, в котором я пребываю. Но не в первый раз, и потом, работа превыше всего. Я просматриваю график путешествий главы КАСРР и вижу, что ловить его на Ходынском поле уже слишком поздно. И это очень жаль, потому что Ходынка – ближайшая ко мне точка в его маршруте. Придется ехать в Марьино, хотя и туда я успеваю на соплях. Поэтому я не принимаю душ и не использую галстук. Достаточно джинсов, куртки и банки пива вместо кофе.

Пункт назначения называется штаб строительства микрорайона «Марьинский парк». Я никогда там не был, и потому на поиски уходит слишком много времени. Такси проезжает по улице, где он должен находиться, два раза туда и обратно, прежде чем я замечаю скопление черных машин возле небольшой бетонной коробки. В точку, это и есть штаб, на крыше два флага - мэрии и отчизны, возле входной двери двое постовых – один из местных, в униформе и кепи, другой – из ресинских гвардейцев, а потому в пиджаке и галстуке. Я излагаю ему цель визита и предлагаю для просмотра пресс-карту.

- Да ладно, я вас помню, - говорит он, - видел в мэрии. Только сейчас у них совещание, придется подождать.

Я выкуриваю сигарету и достаю вторую, когда из дверей начинает валить народ. Через несколько минут выходят все, но Ресина не видно. Я поднимаюсь на второй этаж, но в конференц-зале его тоже нет. Вернее, там вообще никого нет, генералиссимус и его генеральный штаб уже переместились в соседнюю комнату для проведения блиц-банкета. Придется подождать еще, может полчаса, а может и полтора. Но на этот раз я решаю караулить прямо в коридоре.

В принципе оно к лучшему, после хорошего обеда дедушка должен размякнуть и стать добрым и искренним, что было бы кстати, потому как тема скользкая. «Дедушка» - это корпоративный ник-нейм Ресина, такой же, как и «мадам» у Елены Батуриной. И судя по всему, я здесь из-за того, что у дедушки и мадам что-то там не срослось. Вдвоем они контролируют в Москве почти весь строительный бизнес, Ресин - потому как заместитель мэра, Батурина - потому как его жена. И даже офисы у них в одном здании в Никитском переулке. Но вдвоем, это не значит на пару. Ресин – все-таки глава КАСРР, и потому дружит с разными застройщиками. Батурина – бизнесмен, и дружит только с принадлежащим ей ЗАО «Интеко». Понятное дело, консенсус у них получается не всегда. В этот раз он, похоже, не получился совсем, и мадам сообщила об этом прискорбном факте своему мужу. В результате из ресинской конторы стали сыпаться чиновники, лоббирующие интересы конкурентов «Интеко». Вроде того же СУ-155, а может и «Главмосстроя».

Это первая версия. Вторая ничем не хуже, но базируется на недостоверных данных, сообщенных of record инсайдером из КАСРР. Типа эти ребята из СУ-155 – Ирина Сергеева и Дмитрий Балакин совсем обалдели оттого, что стали серьезными фигурами в Стройкомплексе. Типа того, что они заметили какие-то там нарушения в деятельности «Интеко» и вызвали к себе на ковер саму мадам. Мадам, понятное дело, эту наглость проигнорировала, но приняла меры, чтобы подобных глупостей не случалось впредь. Поэтому Сергеева уже вылетела со своей работы, а участь Балакина должна быть решена в том же духе в ближайшее время.

Конечно, от Ресина таких откровений ждать не приходится. Дедушка вообще не так прост, как кажется. В том смысле, что он не просто заслуженный бюрократ с налетом старческой флегмы и корявыми фразами в публичных заявлениях. Это только на поверхности. На самом деле дедушка еще тот перец - держит под контролем строительный рынок с годовым оборотом в децать миллиардов долларов, и держит очень крепко – строители глотки друг другу не режут, а если и режут, то очень редко, потому что есть дедушка, который всегда может разрулить все вопросы в порядке общей очереди. Но об этих аспектах Ресин распространяться не станет. Также как и о реальных причинах увольнений в своей конторе. Будет неплохо, если он выдаст хоть какую-то версию.

Ждать приходится около сорока минут. Сначала раздается шум сдвигаемых стульев, потом распахиваются двери и штабные работники начинают валить наружу. Ресин выходит одним из последних. Он явно под парами и замечает меня только после того, как кто-то из адъютантов начинает показывать в мою сторону пальцем.

- А-а, здравствуй, - говорит дедушка, - подожди я сейчас.

Генералиссимус удаляется в туалетную комнату, затем выходит обратно и спускается вниз вместе со мной и своей свитой. Снаружи нас ждет вся королевская рать – человек тридцать штабистов расположились амфитеатром вокруг входа.

- Ну, чего тебе? – спрашивает у меня Ресин, окинув взглядом стройные ряды своей гвардии.

Это не лучший вариант, мы тут как на профсоюзном митинге, и потому на откровения рассчитывать не приходится. Ладно:

- Владимир Иосифович, я хотел спросить насчет увольнений у вас в Комплексе. Насколько я знаю, были уволены Воронин и Сергеева. И ходят слухи, что скоро будет уволен Балакин.

- А кого это ебет? – спрашивает дедушка неожиданно резко и как-то чересчур конкретно.

- Ну, у меня ведь начальство, Владимир Иосифович. Главный редактор, и ему нужна про это заметка. 

- Главный редактор? – переспрашивает Ресин.

- Он, - перевожу я стрелки.

- Ты передай своему главному редактору, - глава КАСРР делает грозную паузу, - пошел он на хуй!

Амфитеатр взрывается громом оваций. Грандиозный фурор, который требует немедленного продолжения:

- Пошел он на хуй! – повторяет дедушка с видимым удовольствием,  и его голос снова тонет в реве восторгов. В слова можно не вслушиваться, контекст понятен и так: вот это Ресин, вот это наш лидер, настоящий мужик, послал этих журналистов, мать их так. И далее в том же духе - всеобщий и нескончаемый энтузиазм, не хуже, чем на митинге. Но дело надо доводить до конца, поэтому я просто жду, когда овации смолкнут, после чего возвращаюсь к своим вопросам:

- Так что там насчет Воронина, Владимир Иосифович?

- Ну ладно, чего ты хочешь знать? – после пережитого триумфа дедушка становится мягким и податливым.

- Он уволен?

- Да, уволен с должности начальника управления, уже почти месяц как уволен. У него ведь проблемы с почками, недавно операцию перенес. Тяжело ведь работать с почками.

А без них еще хуже, думаю я.

- И возраст у него уже не тот, - продолжает дедушка.

Тоже логично.

- Но он совсем из комплекса не уходит, - говорит Ресин, - будет моим помощником. Мы для него уже и кабинет подобрали.

- А как насчет Сергеевой? – спрашиваю я

- А что с ней? – переспрашивает Ресин.

- Говорят, что вы ее уволили, - сообщаю я.

- Да кто это говорит, она сама уволилась.

- А почему?

- Вот и спроси у нее, сам спроси.

Ладно, насчет Сергеевой я не на что другое и не рассчитывал. Надо использовать момент и пробить главное:

- Владимир Иосифович, а насчет Балакина, говорят, что и он будет уволен.

- Кто говорит? – Ресин снова начинает злиться.

- Да так, слухи разные.

- Ты слухи не слушай, ты ведь журналист, вот и работай с фактами. А то, будет уволен, меня бы сначала спросил.

- Так я вот и спрашиваю, вы как, Балакина уволите?

Дедушка делает паузу, большую паузу. И становится совершенно понятно, что проблема действительно есть.

- Значит так, - говорит Ресин, - по Балакину вопрос будет решен в следующем месяце. Так или иначе, будет решен.

- А в чем вообще проблема?

- Я ведь тебе говорю, в следующем месяце.

Похоже, что это все, и большего мне не добиться.

- Ты бы лучше про дело писал, - желает на прощание Ресин, - мы ведь здесь в Марьино уже двенадцатый микрорайон заканчиваем.

- Даст бог, не последний, - говорю я.

- В Марьино как раз последний, - сообщает он.

- Ну, так еще где-нибудь построите. 

- Построим. А ты приезжай посмотреть, а то пишешь всякую …, - дедушка никак не может подобрать подходящий синоним, - ладно, приезжай лучше ко мне, я тебе подробно расскажу, чтоб знал.

            Ресин пожимает мне руку и направляется к своей машине. Теперь действительно все. В общем, не так уж и плохо - дело сделано, комментарий получен. Я смотрю на часы – половина второго. Пора принять участие в корпоративном отдыхе на лоне природы, уже полчаса как шашлыки и напитки ждут моего прибытия в «Химках-2».                               
Нам отчего-то вспомнилось это "пошел он..." от Владимира Иосифовича к недавней смене в кремлевско-московском комплексе. Вот ведь там и не "жесткие" белорусские евреи, а взяли да и сказали уклюжей семейке: да пошли вы, мол, на... От как, а вы перемене погоды удивляетесь от взмаха крылошек бабочек. 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments