b_insider (b_insider) wrote,
b_insider
b_insider

Фридрих Горенштейн

Вот ведь как бывает, спроси сейчас, кто был одним из самых значительных российских писателей на рубеже XX-XXI веков, промямлят о Солженицыне, Пелевине или каких-нибудь, прости Господи, Ивановых и Акуниных. Нет, табели о рангах в этих эмпиреях дело,конечно, смешное и удел современных бездарей критиков. Но... Но нас вот всегда удивляло, что, например, Фридрих Наумыч Горенштейн писатель такой, условно конечно, достоевсковской  закваски находится на периферии не только читательского внимания, но и хотя бы злобного внимания цеха беллетристов. Впрочем, и у читающей публики внимание к нему должно было бы быть острое. Ведь в какие времена и с какими нравами мы живем все эти десятилетия? По нам так самые ветхозаветные нравы,мысли и образ поведения у нас царят. А Горенштейн был, опять же условно, писателем такого, ветхазаветного, направления. Да и человек он был не простой- с надрывом. Как и вся наша жизнь... Такой вот парадокс.     

- Вы, товарищ Злотников, не усложняйте простого и не упрощайте сложного,сказал начальник Ростабакпрома,- вот когда я вернулся с фронта после тяжелого ранения в сорок третьем году и работал на этой же фабрике "Ява" начальником смены, мы получили специальный заказ особого назначения - изготовить к приезду Черчилля несколько коробок наших отечественных сигар под названием "Салют". Работали день и ночь, перепортили горы дорогого табака, но изготовили к сроку. Во время встречи со Сталиным Черчилль взял нашу сигару, закурил, и вдруг из нее с шипением посыпались искры. Опыта-то у нас все-таки не хватало. Черчилль, правда, все в шутку обратил, сказал: "Вот и салют". И Сталин посмеялся. Но что такое сталинский смех в таких случаях, вы, конечно, догадываетесь. У нас на фабрике все начальство сменили. Я был раненый фронтовик и работал недавно, потому уцелел... Так что не сетуйте, Альберт Пинхасович, на нынешние трудности. Идите и работайте.

Человек, однако, живет не в прошлом, а в настоящем, и прошлые трудности его не успокаивают. Лейкин, например, был очень огорчен, когда узнал, что его ленинский сценарий Госкино не утвержден из-за каких-то идеологических ошибок. Юткин, который ранее звонил по многу раз днем и ночью, звонить перестал вовсе. Волохотский сообщил Лейкину, что Юткин теперь работает над ленинской темой с Мишей, опытным богомазом-конкурентом.

Внешне, да и внутренне Миша похож был на Григория Зиновьева, ленинского соратника и жертву сталинских чисток. Толстый зад чревоугодника, тугие ляжечки, провисающие щеки, пухлые женские губки обжоры и сластолюбца, копна седеющих черных волос. В ранний, послереволюционный период, когда не только такие блестящие личности, как Троцкий, но и местечковые талмудисты, а то и просто малограмотные сапожники становились людьми государственной важности, Миша, безусловно, достиг бы политических высот. Такова печальная логика жизни. За общую беду, за общие унижения и страдания компенсацию в первую очередь требуют и в первую очередь получают худшие.
Читать полностью- здесь.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments