b_insider (b_insider) wrote,
b_insider
b_insider

ПРО ДУШЕГУБСКУЮ МРАЗЬ ДЗЕРЖИНСКОГО

Открытое письмо председателю ВЧК Ф.Э.Дзержинскому от Е.М.Ратнер

10.05.1921

Гражданин Дзержинский.

Назначая Вас председателем всех учреждений по охране детей в России, Советское Правительство так усердно рекламирует в своей прессе Ваше «золотое сердце», что даже в душах людей, наиболее критически относящихся к этому роду литературы, могла явиться тень сомнения. Правда, Ваш 3-х летний педагогический стаж в качестве Председателя ВЧК, казалось бы, достаточно предопределял пути и методы воздействия на подрастающее поколение, но предполагать, что все они будут целиком применяться и к гражданам самого младшего возраста, решился бы далеко не всякий. Вот почему я считаю своим долгом в качестве иллюстрации, рассеивающей на этот счет всякие сомнения, привести несколько фактов из жизни одного ребенка, уже много много месяцев имеющего счастье находится на Вашем попечении. Это мой 3-х летний сын Шура, содержащийся вместе со мной в Бутырской тюрьме. Счастье, выпавшее на его долю, действительно, велико. Других детей в его положении Вы силой отнимаете у арестованных матерей и помещаете в советские воспитательные учреждения с большим риском попасть на фабрику ангелов – одной из немногочисленных отраслей советского производства, процветающей не в пример прочим. В Бутырках Шура благоденствовал вместе с другими членами: с.р.овского общежития.     Но трудность положения правительства растет. Отечество – в опасности, и интересы коммунистической политики властно требуют принятия по отношению к Шуре самых строгих репрессивных мер. С этой целью вначале предполагается отправить Шуру в один из провинциальных каторжных централов, дабы лишить его возможности вредного воздействия на внешний мир. В одну прекрасную ночь вооруженные до зубов чекисты наводняют помещения тюрьмы, вытаскивают силой чуть ли не с постелей полураздетых женщин, толкают, бьют, тащут за руки и за ноги по железным и каменным лестницам неизвестно куда, неизвестно зачем. Врываются и в нашу камеру, набрасываются на перепуганного, кричащего не детским криком ребенка. Потом оказывается, что ЦК партии СР оставляют в Москве, и Шура остается в опустевших Бутырках. Но вольности, которыми он пользовался до сих пор в пределах Бутырского двора, слишком подрывают основы. И Шурку обезвреживают. 1. С этой целью его выпускают на прогулку только на один час в день и уже не на большой тюремный двор, где растет десятка два деревьев и куда заглядывает солнце, а на узкий темный дворик, предназначенный для одиночек. 2. Запираются двери не только коридора, но и его одиночки, хотя корпус почти пуст, и достаточное количество замков отделяет и так Шурку от воли. 3. Коммунистическая комендатура так усердно празднует праздники Св. Пасхи, что даже на второй день ее отказывает в свидании приехавшим в первый раз за всю зиму из деревни братишке и сестренке, гражданам не менее опасного возраста. Дети ждут 2 часа и плачут у ворот, Шурка плачет в тюрьме, правительство РКП торжествует. 4. Должно быть, в целях физического обессиления врага помощник коменданта Ермилов отказался принять Шурке даже принесенное с воли молоко. Для других он передачи принял. Но ведь то были спекулянты и бандиты, люди гораздо менее опасные, чем СР Шура. Не вспоминаются ли Вам, гражданин Дзержинский, кошмарные картины царской каторги, в тех же Бутырских стенах. А ведь тогда камеры детей не запирались, они пользовались льготными прогулками, им всегда принимались передачи. Итак, Ваш первый воспитательный опыт удался. Шурка сидит под замком и смирился. Надеюсь, что эта педагогическая система, примененная ко всем детям РСФСР, даст не менее блестящие результаты. Жалею лишь, что положение печати в России лишает меня возможности достаточно рекламировать этот поучительный опыт, но не сомневаюсь, что история вполне вознаградит меня за это. Евгения Ратнер Бутырки. 10 мая 21 г.   ГАРФ. Ф. 8419. Оп. 1. Д. 8. Л. 54. Машинопись    

ПРИКАЗ № 208 ВЧК ВСЕМ ЧК О ЗАЛОЖНИКАХ  17 декабря 1919 г.  Дорогие товарищи!  Есть  три  вопроса, в  которых  почти  все чекисты грешны и в  которые поэтому необходимо внести ясность. Это заложники, спе-  циалисты и арестованные вообще. Что такое заложник? Это плен-  ный  член  того  общества  или  той  организации,  которая  с  нами  борется.  Причем  такой  член,  который  имеет  какую-нибудь  цен-  ность,  которой этот противник дорожит,  который может  служить  залогом того, что противник ради него не погубит, не расстреля-  ет нашего  пленного  товарища. Из  этого  Вы  поймете,  что залож-  никами  следует  брать  только  тех  людей,  которые  имеют  вес  в  глазах  контрреволюционеров. За  какого-нибудь сельского  учите-  ля, лесника, мельника или мелкого лавочника, да еще еврея, про-  тивник не заступится и ничего не даст. Они чем дорожат? Высо-  копоставленными  сановными  лицами,  крупными  помещиками,  фабрикантами, выдающимися работниками, учеными,  знатными  родственниками,  находящихся  при  власти  у  них  лиц  и  тому  по-  добным. Из этой среды и следует  забирать заложников. Но так  как  ценность  заложника и  целесообразность  на  месте  не  всегда  легко установить,  то  следует всегда запросить центр. Без разре-  шения Президиума ВЧК  впредь  заложников не  брать.  Ваша за-  дача взять на учет всех лиц, имеющих ценность как заложников,  и направлять эти списки нам. Второй вопрос — это  специалисты,  наши  специалисты  в  своем  большинстве — люди  буржуазного  круга и  уклада  мыслей. Весьма часто родовитого происхожде-  ния.  Лиц  подобной  категории  мы  по  обыкновению  подвергаем  аресту  или  как  заложников,  или  помещаем  в  концлагеря  на  об-  щественные  работы.  Проделывать  это  без  разбора  и  со  специа-  листами  было  бы  очень  неблагоразумно.  У  нас  еще  мало  своих  специалистов.  Приходится  нанимать  буржуазную  голову  и  зас-  тавлять ее работать на Советскую власть. Поэтому к  аресту спе-  циалистов надо прибегать лишь тогда, если установлено, что его  работа  направлена к свержению Советской власти. Арестовать  же его лишь за то, что он быв. дворянин, что когда-то был рабо- Приложение  151  тодателем и  эксплуататором  нельзя, если  он исправно работает.  Надо  считаться  с  целесообразностью:  когда  он  больше  пользы  принесет,  арестованным  или  на  советской  работе.  В-третьих,  ЧК  весьма  часто  прибегает к арестам, когда это не вызывается необ-  ходимостью. По одной наслышке, по одному подозрению и под-  час  мелкому  преступлению,  когда  имеется  уверенность,  что  пре-  ступник не сбежит, к аресту прибегать не нужно, т. к. дело мож-  но вести и так или завести и передать в другие судебные органы.  Исходя  из  этого,  ВЧК  предписывает  Вам  на  будущее  время  ру-  ководствоваться нижеследующими положениями:  1.  Взять  на  учет:  а)  все  буржуазное  население,  могущее  служить  заложниками,  как-то:  бывших  помещиков,  купцов,  фабрикантов,  заводчиков,  банкиров,  крупных  домовладельцев,  офи-  церов  старой  армии,  видных  чиновников  царского  времени  и  вре-  мен  Керенского  и  видных  родственников,  сражающихся  против  нас  лиц;  б)  видных  работников  противосоветских  партий,  склон-  ных оставаться за фронтом на случай нашего отступления.  2.  Предоставить  списки  этих  лиц  ВЧК  со  своим  заключени-  ем ( звание,  должность,  имущественное  положение  до  революции  и после).  3.  К  аресту  заложников  приступать  только  с  разрешения  или предписания ВЧК.  4.  К  аресту  специалистов — лишь,  если,  несомненно,  уста-  новлена  его  причастность  к  белогвардейской  организации  или  в  спекуляции и саботаже.  5.  О  предполагаемом  аресте  специалистов  немедленно  по-  ставить в известность комиссара того учреждения, где служит.  Председатель ВЧК Зав. секретным отделом  Дзержинский  Лацис  ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 1-у. Д. 3. Копия.

   
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments