b_insider (b_insider) wrote,
b_insider
b_insider

ОНИ ЖРУТ РОССИЮ-2


   

Шпиленко: Раиль Салихович, рассказываю про вашу просьбу. Значит, вы мне, поручение завели восемнадцатого-девятнадцатого числа. После этого сразу мы вышли на эту комиссию. Занесли. Они сказали: «Хорошо!» После этого, я рассказываю, я вышел на Глебову через Лопатина, когда звонил. Глебова сказала: «Поддержим». А все решения был приняты шестнадцатого. Состоялся президиум. Мы вчера с ней всё разбирали. Я уже, грешным делом подумал, может, дейст­вительно административный ресурс серьезно включился. Мы начали прове­рять процедуру, документы. Итог такой, Раиль Салихович:

Сарбаев: (в диалоге с И) Не вылезет нигде? А то рвутся к нему всякие папарацци

И: Рвутся. Не желательно - о чем я и говорю.

Сарбаев: Ну-ну, и что делать?

И: Если где-то всплывет..

Сарбаев: Тогда - аллах акбар

Шпиленко: Слушайте, договорю что: одним словом, поздно мы подключились. Когда все еще не принято было, ну, вот в этом вот помочь, без всяких вопросов, всё бу­дет поддержано. Но это

Сарбаев: Убрали его

И: Не убрали ещё

Шпиленко: Нет, не убрали ещё, но мы думаем сейчас написать. Потому что мы подумали, что сейчас надо будет написать жалобу, а, оказывается, он сказал: ну, ребят, меня уже вызывали два раза. Уже давно, и я присутствовал там. То есть, он сам понимает, что это было сделано до того, как мы подключи­лись. Он получил официальное письмо спустя неделю, как мы с вами погово­рили. А это же должно было идти ещё сколько. То есть мы даже поставили себя в неловкое положение перед той же Глебовой. Она сказала, что надо бы­ло подключится, и подсказать, когда будет заседание. Но про заседание всё уже

Сарбаев: Я же сказал, что было уже

Шпиленко: А я, значит… Нет, вы сказали, что оно будет еще впереди.

Сарбаев: Его провалили

Шпиленко: Вы сказали, что там были проблемы. А мы позвонили туда, сказали: «Нет, у нас проблем к нему нет». Но он как бы все понимает, и я сказал, что когда он будет защищаться, мы ему поможем. Это будет уже через год. Нет, не через год, а через полгода

И: Раиль Салихович, и еще. У Путина была беседа с ним, ну они. Это информация от директора ФСБ - он сказал начальнику управления собственной безо­пасности. Была беседа такая. Ну, и когда про выборы говорили, директор в беседе с начальником УСБ, ну и коснулось Башкирии, причем, косяков по, ну там

Сарбаев: Какие, блядь, косяки?

И: Ну, мало ли косяков там. Постоянно же что-то обсуждается.

Сарбаев: Обсуждают, что попало, всё равно никто не знает ничего, нах.

Шпиленко :Раиль Салихович, я думаю, главная тема, кто президентом будет. Вы или

И: Кандидатов называют разных. Я слышал

Сарбаев: Я не высовываюсь. Время не пришло громко кричать. Сейчас высунешься -Рахимов напрягаться начнет

Шпиленко: А так не напрягается?

Сарбаев: На других пока напрягается. Искужин, нах. Все про него думают. Он же, - все думают, путинский друг.

И: Да-да-да, вместе в Германии служили. Ну, тот, вроде как, сам отказался

Сарбаев: Отказался, конечно. Он ничего не знает. Ну что, - пятьдесят восемь лет, смысл?

И: Ну, вот так, в общем.

Сарбаев: Пока в курс дела войдет, такой раздрай там начнется. Такие там, блядь, тече­ния идут - целый день по башке бьешь им, и то, нах. Татары в одну сторону, русские в другую, башкиры группируются в третьей стороне. Сейчас такие публикации идут, такие, будем говорить, митинги про­ходят. Не касаются социально-экономического развития, а именно касаются вопроса «Закона о языках».

 

И: Угу. Надо ставить заслон. Их ведь там численность нефиг делать, Считанные единицы

 

Сарбаев: Пусть пока волнуются. Когда скажут, что хватит, я распоряжусь, чтобы пере­стали

Шпиленко: Как там народ себя чувствует?

Сарбаев: Хорошо. У нас по индексу снижения нет никакого по поступлениям в бюд­жет. Работать надо.

И: Угу

Шпиленко: А как, на самом деле, Раиль Салихович, есть ощущение, что президента менять будут?

Сарбаев: Ощущение.. .Ощущение - это одно, блядь, а что в Кремле думают, это другое.

И: Если вас поставят

Шпиленко Если вас поставят, то, конечно, было бы - чем быстрее, тем лучше, а если… Тут аккуратно надо.

Сарбаев: Аккуратно - в том то и дело всё. Если мне не получается, то надо, чтобы бабай пока президентом был. А иначе сожрут меня. И так уже празднуют, как только что-то появится где, только слух какой услышат, нах, тут же празднуют, дураки. Пусть, блядь, празднуют, потом посмотрим.

Шпиленко: Ну, президент там до одиннадцатого года будет на месте, условно… Тем не менее, вот я как вам скажу - все равно надо действовать, чтоб были… в Кремль давать посылы, чтобы свой человек. Даже вот этот вонючий сайт - «Уфагуб», и то в первый раз написал приятную новость: что, типа, Сарбаев, возможно, станет техническим руководителем. Честно - хорошая статья. «Уфагуб», конечно, помойка, но если вдруг её кто-то мониторит, то, в принципе, неплохо. Если какую-нибудь гадость пишут там - не страшно.

Сарбаев: Ну, а по Хабирову что будем делать?

Шпиленко: По Хабирову пока надо выждать. Там какие-то движения начались странные. Щёкотова выжили. Харичева выгнали

Сарбаев: Они сами хотели. Он же подложил их там. Напрямую, без Говоруна к Сурко­ву.

Шпиленко: Серьезно?

Сарбаев: Да. Харичев об этом уже узнал три месяца… четыре месяца назад… Он ска­зал: «Из-за каких-то денег, нахуй, такую, блядь, змею взял. Я сказал, я Альби­не еще сказал: «Через полгода вы еще увидите…»

Шпиленко: Наплачетесь

Сарбаев: Ага, наплачетесь… Что будет с вами. И она (сотрудник Администрации Президента РФ) приехала на новый год, потом я её в Абзаково отправил, она покаталась седьмого января. Потом, ба-тащ, началось, блин. Говорит, Харичева топчет - дважды, говорит, его под­ставил. Видимо, говорит, что Харичева выгнали из-за этого. Потому что, он, говорит, искусно ушёл по Единой России, а подставил, говорит, Харичева. С Харичевым, говорит, не стали, блядь, разбираться - выгнали.

Шпиленко: Сейчас он набирает, получается, силу?

Сарбаев: Да. Ну как он набирает. Он у Суркова. Он сейчас, минуя Говоруна, ходит к Суркову.

Шпиленко: Ну да. Я как бы косвенно чувствую, что что-то не то, потому что мне Лопатин каждый раз говорит какие-то вещи такие неприятные, от этого которые слышит. Они напрямую, конечно, не касаются, но чувствуется, что он очень его, как бы… Ну, ему Хабиров как бы нахер не нужен, но он действует по указанию Суркова - то есть он защищает в полном объеме его. Даже если он засранец во всех отношениях. То есть чувствуется, что что-то происходит, но у меня информации просто мало по нему.

Сарбаев: Ну, на прошлой неделе отсюда из Москвы запросили… Он скрыл же, что у него братья судимы. Старший брат судим за вооруженный разбой, в колонии строгого режима. Младший братишка был убит в разборках. Он всё это скрыл. Его в администрацию республики-то не должны были принимать. И вот на прошлой неделе в МВД запросили по Хабирову. Они официальный от­вет направили сюда, что да, действительно, - судим. Отбывал в колонии стро­гого режима. Вооруженный грабеж.

Шпиленко: Но пока на самом деле я не знаю - мне кажется, надо пока с одними разо­браться, а дальше уже

Сарбаев: Но Говорун! Неужели не поймет, что следующий Говорун будет?

Шпиленко: И он понимает

Сарбаев: Хабирову надо отдать должное - он же все-таки практик. Он знает, что дела­ет. А эти-то что? Поэтому, говорят, все в рот ему смотрят.

Шпиленко: Если есть что-то конкретное по Хабирову, можно УСБэшникам

Сарбаев: Но это ж не проблема. На Хабирова дохуя есть

Шпиленко: Можно даже предположить старые дела. И покупные дипломы

Сарбаев: Там всё есть. И фотографии - всё есть… Новый начальник ФСБ к нам прибыл же. Он уже получил. И по Хабирову в полном объеме.

Шпиленко: Но он может первое время не захотеть лезть никуда

Сарбаев: У нас хорошие отношения. Он сам приходил сюда. Мне, говорит, быстрее в курс дела войти надо, дайте мне что.

Шпиленко: Нет, а вот вы мне скажите. Это… по материальному будет помогать ему рес­публика, новому начальнику ФСБ?

Сарбаев: Конечно, будет!

Шпиленко: Тогда вопросов нет.

Сарбаев: Машину сейчас просит. Квартиру просит. Мы ж вообще никогда не давали никому квартиры

Шпиленко: Если так, тогда надо дать, и он будет копытом стучать. Ну, можно попробовать. По новой материал собрать и отправить потихонеч­ку, чтобы посмотрели. Ну, а по вам что, Раиль Салихович?

Сарбаев: Что по мне?

Шпиленко: Ну, мы с вами обсуждали, что тоже там что-то… то, что я говорил… Ребята сказали - в департаменте МВД

И: Да ну, всё хуйня это. То, что слушают там и всё такое. Ну, слушают - и слушают

Сарбаев: Меня слушают?

Шпиленко: Ну, там было. Больше президента касалось

Сарбаев: Меня, по-моему, круглые сутки слушают, чё… И всегда так было. Я же в ми­нистерстве земельных и имущественных отношений сидел. Всё у меня в ру­ках. А сейчас - тем более. А Алёшин пока на контакт не хочет идти.

Шпиленко: Ваня занимался же.

Сарбаев: Ваня сказал, не надо, говорит, нахуй. Пока, говорит, шарахается. Первым де­лом, как пришел, у нас же обыск сделал - в управлении охраны. На тротил, нахуй. По человечески мог же сказать: «Ребята, уберите, нахуй» - там этот тротил валялся лет пятнадцать уже.

И: Ну что, выслуживается

Сарбаев: Ну да, вот, на прошлой неделе собрал кадровый резерв молодой. Человек со­рок.

Шпиленко: А, он там был?

Сарбаев: Поэтому он служебную квартиру полностью всю обставил, отремонтировал. Всё оплатили из федерального бюджета.

Шпиленко: Копает под вас, Раиль Салихович?

      


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments