b_insider (b_insider) wrote,
b_insider
b_insider

"И я услышу скорбный стон небес"

Файл:Chulkov Petrovykh Akhmatova Mandelstam.jpgВот еще одна загубленная злом душа, но...
Кстати,отчего-то кажется, что чем меньше было лет советской власти,тем голос Марии Петровых был чище...

О, какие мне снились моря! 
Шелестели полынью предгория... 
Полно, друг. Ты об этом зря, 
Это всё реквизит, бутафория. 
Но ведь снилось! И я не пойму - 
Почему они что-то значили? 
Полно, друг. Это всё ни к чему. 
Мироздание переиначили. 
Эта сказочка стала стара, 
Потускнели виденья ранние, 
И давно уж настала пора 
Зренья, слуха и понимания. 

1967

       
«Ты говоришь: «Я не творила зла...» 
Но разве ты кого-нибудь спасла? 
А ведь, кого-то за руку схватив, 
Могла бы удержать, он был бы жив. 
Но даже тот неискуплённый грех, 
И он не самый тяжкий изо всех, 
Ты за него страдаешь столько лет... 
Есть грех другой, ему прощенья нет, — 
Ты спряталась в глухую скорлупу, 
Ты замешалась в зыбкую толпу, 
Вошла в неё не как рассветный луч — 
Ты стала тучей в веренице туч. 
Где слово, что тебе я в руки дал, 
Чтоб добрый ликовал, а злой страдал? 
Скажи мне — как распорядилась им, 
Бесценным достоянием моим? 
Не прозвучало на земле оно, 
Не сказано, не произнесено. 
Уйди во мрак, не ведающий дна, 
Пускай тебя приимет сатана». 

А тот вопит: «Не вем её, не вем, 
Она при жизни не была ничем, 
Она моей при жизни не была, 
Она и вправду не творила зла. 
За что её карать, за что казнить? 
Возьмёшь её на небо, может быть?» 

И я услышу скорбный стон небес, 
И как внизу расхохотался бес, 
И только в том спасение моё, 
Что сгину — провалюсь в небытиё. 

[70-е годы]

     

В минуту отчаянья

Весь век лишь слова ищешь ты, 
Единственного слова. 
Оно блеснёт из темноты 
И вдруг погаснет снова. 

Ты не найдёшь путей к нему 
И не жалей об этом: 
Оно не пересилит тьму, 
Оно не станет светом. 

Так позабудь о нём, пойми, 
Что поиски напрасны, 
Что всё равно людей с людьми 
Оно сроднить не властно. 

Зачем весь век в борьбе с собой 
Ты расточаешь силы, 
Когда замолкнет звук любой 
Пред немотой могилы. 

1958

  
Мы начинали без заглавий, 
Чтобы окончить без имён. 
Нам даже разговор о славе 
Казался жалок и смешон. 

Я думаю о тех, которым 
Раздоры ль вечные с собой 
Иль нелюбовь к признаньям скорым 
Мешали овладеть судьбой. 

Не в расточительном ли детстве 
Мы жили раньше? Не во сне ль? 
Лишь в грозный год народных бедствий 
Мы осознали нашу цель. 

И можем быть сполна в ответе 
За счастье встреч и боль потерь... 
Мы тридцать лет росли как дети, 
Но стали взрослыми теперь. 

И яростную жажду славы 
Всей жизнью утолить должны, 
Когда Россия пишет главы 
Освобождающей войны, – 

Без колебаний, без помарок –  
Страницы горя и побед, 
А на полях широких ярок 
Пожаров исступлённый свет... 

Живи же, сердце, полной мерой, 
Не прячь на бедность ничего 
И непоколебимо веруй 
В звезду народа твоего. 

Теперь спокойно и сурово 
Ты можешь дать на всё ответ, 
И скажешь ты два кратких слова, 
Два крайних слова: да и нет. 

А я скажу: она со мною, 
Свобода грозная моя! 
Совсем моей, совсем иною 
Жизнь начинается, друзья! 

1943

 
Не плачь, не жалуйся, не надо, 
Слезами горю не помочь. 
В рассвете кроется награда 
За мученическую ночь. 

Сбрось пламенное покрывало 
И платье наскоро надень 
И уходи куда попало 
В разгорячающийся день. 

Тобой овладевает солнце. 
Его неодолимый жар 
В зрачках блеснёт на самом донце, 
На сердце ляжет, как загар. 

Когда в твоём сольётся теле 
Владычество его лучей, 
Скажи по правде - неужели 
Тебя ласкали горячей? 

Поди к реке и кинься в воду 
И, если можешь, - поплыви. 
Какую всколыхнёшь свободу, 
Какой доверишься любви! 

Про горе вспомнишь ты едва ли. 
И ты не назовёшь - когда 
Тебя нежнее целовали 
И сладостнее, чем вода. 

Ты вновь желанна и прекрасна, 
И ты опомнишься не вдруг 
От этих ласково и властно 
Струящихся по телу рук. 

А воздух? Он с тобой до гроба, 
Суровый или голубой, 
Вы счастливы на зависть оба, - 
Ты дышишь им, а он тобой. 

И дождь придёт к тебе по крыше, 
Всё то же вразнобой долбя. 
Он сердцем всех прямей и выше, 
Всю ночь он плачет про тебя. 

Ты видишь -  сил влюблённых много. 
Ты их своими назови. 
Неправда, ты не одинока 
В твоей отвергнутой любви. 

Не плачь, не жалуйся, не надо, 
Слезами горю не помочь. 
В рассвете кроется награда 
За мученическую ночь. 

1942

                 Иная высшая награда
                   Была мне роком суждена...
                                  Пушкин
Меня оброс дремучий воздух, 
С душой смешался, втёк в зрачки, 
В запёкшихся на сердце звёздах 
Мерцают мерные толчки. 

Как страшно мне кишенье жизни, 
Ужели это наяву? - 
В иной утраченной отчизне 
Мечтой мучительной живу. 

И в сходном с нею крае милом, 
Где рдеют огненные мхи, 
Я скалам, волнам и светилам 
Люблю подсказывать стихи, 

Не знавшие журнальной пыли, 
Надменные в шуменье дня, 
Но здесь их тучи полюбили, 
Сплываясь около меня. 

И вас, души моей созвучья, 
С трудом порою узнаю: 
Вы и просторней, и могучей, 
И радостней в родном краю. 

Наполненные плотью новой, 
Им накрепко окрылены, 
Иль гром, то синий, то багровый, 
Иль лунный свет внутри волны, 

Иль струны - вкручены до дрожи 
От солнца в хладный камень скал, 
И звук даёте вы похожий 
На тот, что тщетно мир искал. 

Он - счастье. И ему всё радо - 
И свет небес, и темень дна... 
О, нестерпимая награда. 
Ты свыше подвига дана. 

1931

  


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments