May 20th, 2011

Некоторые откровения Миронова

Любопытное интервью для занимающихся увлекательным кремлеведением:

В.ГЕРАСИМОВ: Сергей Михайлович, вот, все происходящее в нашей жизни, на нынешнем историческом отрезке связывают с тандемом и с отношениями двух людей. А, вот, ваша отставка и все произошедшее – вы связываете с этими событиями? Есть какой-то здесь фактор, связанный с этим?
C.МИРОНОВ: Нет, никакой взаимосвязи нету. И кто-то пытается увязать, опять ища какие-то противоречия, что, вот, вроде как, один, вроде, почти как поддержал мою отставку, другой молчит. На самом деле, это, видимо, должно было случиться рано или поздно. Я вижу причину только в одном. Главная причина – что рейтинги «Единой России» резко падают, особенно они катастрофичны для «Единой России» в моем родном городе, Санкт-Петербурге, рейтинг как «Единой России», так и губернатора Валентины Ивановны Матвиенко.
О.БЫЧКОВА: А «падают» - это что значит?
С.МИРОНОВ: Падают – они очень низкие. Ну, рейтинг «Единой России» в Петербурге 12%, рейтинг Валентины Ивановны Матвиенко – отрицательный. То есть бóльшая часть петербуржцев не одобряет ее работу. Это не моя социология, но кто о ней знает, те знают. Ну а петербуржцы, я думаю, лучше меня знают, что это, действительно, так.
<...>
О.БЫЧКОВА: И чего они сказали?
С.МИРОНОВ: Ну, собственно говоря, если так, совсем по-простому (мы давно друг друга знаем), это были хорошие слова, слова с такой поддержкой. Ну, на самом деле, Дмитрий Анатольевич где-то и публично в таком духе сказал, что жизнь-то не кончается. И Дмитрий Анатольевич высказал надежду, что наша партия еще больше засверкает всеми гранями, когда я не буду обременен такой большой нагрузкой как Совет Федерации. Примерно в таком же ключе высказался и Владимир Владимирович Путин.
О.БЫЧКОВА: То есть это был такой жест вежливости? Или что-то еще там было?
С.МИРОНОВ: Нет, я, все-таки, должен сказать, что... Ну, мне позволительно такое говорить, потому что в свое время Владимир Владимирович Путин, так скажем, позволил мне так говорить, с Владимиром Владимировичем Путиным у нас вообще товарищеские отношения, поэтому это был не знак вежливости, это был такой товарищеский разговор, вполне хороший. А Дмитрий Анатольевич тоже когда... Ну, здесь я должен сказать, что (немножко, все-таки, я сейчас сам себя поправлю) инициатива звонка была моя, потому что я считал необходимым, чтобы от меня услышали. Потому что буквально спустя где-то 2 часа после того как я переехал из Мариинского дворца в Таврический дворец (там у меня есть телефоны, СК), я сделал звонок тому и другому, и я проинформировал. Поэтому вот это правильно – не они мне позвонили, я им позвонил.

Полностью - тыццц