November 20th, 2009

"Инком-авто" или бизнес по-русски

Мы могли покрыть все долги и рассчитаться с банками при условии оценки активов по докризисным ценам
Вот смотрите, этот (ч)удак выстроил бизнес, в этом ему помогали другие (ч)удаки- друзья, друзья друзей и всякие эйчары, юристы-пофигисты и прочая шелупонь. Промежуточный плачевный результат всей истории – жулик на жулике вором и непрофессионалами погоняются. Вопрос: можно ли строить бизнес в России? Ответ: за редкими исключениями, в России можно только накалывать.Самое смешное, что это только малая надводная часть айсберга, которая случайно вскрылась.
— Если вы считаете действия господина Цейтлина и банка "Траст" незаконными, планируете ли вы решать этот вопрос в судебном порядке?
— Ситуация с Цейтлиным должна была меня насторожить еще в конце прошлого года. Он пришел ко мне и сообщил, что ему срочно нужно уехать в Израиль, и попросил $1 млн. "Я уверен, что он у вас есть. Если вы не поможете решить мне мои проблемы, я буду вынужден решать их как-то по-другому",— сказал он мне.

Сейчас я пострадавший акционер: у меня забрали 75% Loughran и нет возможности реструктурировать кредиты. Этот вопрос уже переведен в судебное русло на Кипре и в Лондоне. Моя основная задача — максимально удовлетворить требования кредиторов, я хочу, чтобы у меня был определенный имидж как человека, который отвечает по долгам фирмы и делает все возможное для их погашения. Кроме того, "Трасту" придется разбираться с другими банками, в залоге у которых находились активы с баланса Loughran. Например, с "Уралсибом": ему по договору ипотеки принадлежит "Белгород Оскол" (пять автоцентров). Но бывший директор Алевтина Шуманцева теперь сообщает следователю, что не подписывала договор с "Уралсибом". Также произошло и с другим директором — Михаилом Канатовым.
— Кто-то еще из ваших сотрудников или бывших партнеров воспользовались сложной ситуацией в компании?
— В феврале мне приходит выписка из 46-й налоговой инспекции, согласной которой одна из наших "дочек" теперь принадлежит совершенно другим людям. Я удивился. Потом вторая, третья, четвертая, пятая... Состояние было шоковое! Мы не понимали, куда улетают активы — "Темси", "Инком-дилинг", "Инком-траст", "Инком-стройбилдинг" и так далее. Всего семь компаний в Москве и одна — в Петербурге. Во всех этих выписках фигурировали одни фамилии — Евгения Кулешова и некто по фамилии Барахта. Мы знаем Евгению Кулешову — это наш бывший юрист, имевшая доступ ко всей необходимой документации. По этому факту по нашему заявлению было возбуждено уголовное дело в Петербурге, там были другие фигуранты, также мы написали в службу безопасности 46-й налоговой инспекции и в УБЭП города Москвы. С помощью правоохранительных органов активы вернуть удалось.
— Владимир Франке обратился в Измайловский суд Москвы с требованием выплатить ему 7,2 млн руб. "золотого парашюта", но иск был отклонен. У вас остались с ним разногласия?
— Владимир Франке пришел в компанию семь-восемь лет назад директором техцентра и сделал с моей помощью карьеру до руководителя крупнейшей автодилерской компании. А теперь, перед уходом, без согласования со мной, самостоятельно подписал себе с другим нашим директором (его подчиненным) договор о "золотом парашюте" на 7,2 млн руб.

Корпоративные мошенничества в России ставят мировой рекорд
В России отмечен самый высокий в мире уровень мошенничества в компаниях. Согласно пятому Всемирному обзору экономических преступлений, проведенному PricewaterhouseCoopers (PwC) при участии бизнес-школы INSEAD, за последний год от экономических преступлений пострадал 71% опрошенных российских компаний.

Иннокентий Анненский доставляет

ТЫ ОПЯТЬ СО МНОЙ

Ты опять со мной, подруга осень,

Но сквозь сеть нагих твоих ветвей

Никогда бледней не стыла просинь,

И снегов не помню я мертвей.

Я твоих печальнее отребий

И черней твоих не видел вод,

На твоем линялооветхом небе

Желтых туч томит меня развод.

До конца все видеть, цепенея…

О, как этот воздух странно нов…

Знаешь что... я думал, что больнее

Увидать пустыми тайны слов…