November 18th, 2009

(no subject)

На память о Браудере и Hermitage


Вчерашнее выступление господина Браудера в эфире телекомпании CNBC, вышедшее под заголовком "Путин смотрит на Запад", выглядит настолько оптимистично, что может считаться важнейшим вкладом частного бизнеса в программу формирования имиджа РФ за рубежом. В правильности курса Владимира Путина главу HCM окончательно убедили либерализация рынка акций "Газпрома", планы по выводу "Роснефти" на IPO, назначение экс-канцлера Германии Герхарда Шредера на пост дочерней структуры "Газпрома" (такие назначения господин Браудер считает "страховым полисом для инвесторов"). Наконец, руководитель HCM заявил о том, что в деле ЮКОСа "ответ Путина (очевидно, имеются в виду уголовные дела Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и их коллег, национализация 'Юганскнефтегаза'.—Ъ) был продиктован интересами национальной безопасности", поскольку "Ходорковский пытался получить власть, используя деньги для достижения своей цели".

Уволили за: У Валентины Матвиенко лицо цвета несвежего какао

Чувака уволили из питерской редакции «Вестей» за то, что слишком откровенничал у себя в ЖЖ о губернаторше Матвиенко и производственной кухне. Что-что, а биографии в совдепии умеют делать. Епть, делов-то всего назвать Мотьку владелицей салона крысоты:

Её, бежеволикую, в светлом платьице, очень выгодно оттеняет орда чернопиджачных вышибал.

Без свиты она выглядела бы как средней цивилизованности бизнес-вумен. Например, хозяйка некрупного массажного салона.

Видел официальных лиц.

1) Светлана Медведева, супруга президента. Тщетно я искал особого, скрытого официальной ретушью и хитрым монтажом уродства. Зря ждал увидеть леди Макбет. Обычное, скучное лицо, на котором в редкие секунды загорается глупое, провиницальное тщеславие.

2) Патриарх Кирилл. На удивление ядрёный мужик, хороший оратор, на вид - опасный человек. Под финал его речи внезапно вышло солнце - в толпе тут же многие кончили.

3) Артур Чилингаров. Ну, этот просто покладистый жилистый йог цвета цикория.

Песню про гордого "Варяга" пели под фонограмму, но по бумажке.

У Клебанова текст куда-то пропал, Матвиенко с ним поделилась. Хихикнули оба