?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
b_insider

Как сказал бы один негодяй,правда, по другому поводу,очень своеременная книга...
Цитируем (под катом полная версия):

"Если  искусство чему-то  и  учит (и художника -- в  первую голову),  то именно частности человеческого существования. Будучи  наиболее древней --  и наиболее  буквальной -- формой частного предпринимательства,  оно вольно или невольно   поощряет  в   человеке  именно  его   ощущение  индивидуальности, уникальности,  отдельности  --превращая  его из  общественного животного  в личность.  Многое можно разделить: хлеб, ложе, убеждения, возлюбленную -- но не стихотворение,скажем,  Райнера  Марии  Рильке.  Произведения искусства, литературы в  собенности и  стихотворение в частности обращаются к еловеку
тет-а-тет, вступая с ним в  прямые, без осредников, отношения. За это-то и недолюбливают  искусство
вообще,  литературу  в  особенности  и  поэзию   в частности ревнители всеобщего блага, повелители масс, глашатаи  исторической необходимости. Ибо там, где прошло искусство, где  прочитано стихотворение, они обнаруживают на месте ожидаемого  согласия  и единодушия -- равнодушие и разноголосие,  на месте решимости к  действию  -- невнимание и брезгливость.
Иными словами,  в нолики,  которыми ревнители общего блага и повелители масс
норовят  оперировать, искуство  вписывает "точку-точку-запятую  с минусом",
превращая каждый нолик  в  пусть не всегда  привлекательную, но человеческую
рожицу."

"Независимо от того, является человек  писателем или читателем, задача его  состоит в том,  чтобы прожить свою собственную, а не навязанную или предписанную извне, даже самым благородным образом выглядящую жизнь. Ибо она  у каждого из нас только одна, и  мы хорошо  знаем, чем все  это  кончается. Было бы досаднно израсходовать этот  единственный шанс на  повторение чужой  внешности,  чужого  опыта,  на тавтологию  -- тем более обидно, что глашатаи исторической необходимости, по чьему  наущению  человек на тавтологию эту готов согласиться, в  гроб  с ним вместе не лягут и спасибо не скажут".

"Одна из заслуг литературы и состоит в том, что она помогает человеку уточнить  время его существования, отличить себя  в  толпе  как предшественников, так и ебе подобных, избежать тавтологии, то есть участи, известной иначе  под почетным названием "жертвы истории". 

"Я не призываю к замене  государства библиотекой -- хотя  мысль эта неоднократно
  меня посещала  -- но  я не  сомневаюсь,  что, выбирай  мы наших  властителей на основании  их  читательского опыта,  а не основании  их политических программ, на  земле  было бы  меньше  горя.  Мне думается, что потенциального властителя их судеб  следовало бы спрашивать прежде всего не о том, как он представляет себе курс иностранной политики, а о том, как  он относится к  Стендалю, Диккенсу, Достоевскому. Хотя бы уже по одному  тому, что насущным хлебом литературы 
является  именно  человеческое разнообразие   и   безобразие,   она,   литература,  оказывается   надежным противоядием от  каких бы  то  ни  было --  известных и  будущих  -- попыток тотального, массового подхода к решению проблем человеческого существования.
Как  система  нравственного,  по  крайней  мере, страхования, она куда более
эффективна, нежели та или иная система верований или философская доктрина.
     Потому что не может быть законов, защищающих нас от самих себя, ни один уголовный  кодекс  не  предусматривает  наказаний   за  преступления  против литературы. И  среди преступлений этих наиболее тяжким является не цензурные ограничения и т. п., не  предание книг костру. Существует преступление более тяжкое --  пренебрежение книгами, их не-чтение. За  преступление это человек расплачивается всей своей жизнью: если же преступление  это совершает  нация -- она платит за это своей историей. Живя в той стране,  в которой я живу, я первый  готов  был  бы  поверить,  что  существует  некая  пропорция между материальным   благополучием  человека  и его литературным невежеством;удерживает  от  этого меня,  однако, история страны,  в которой  я родился и вырос".

"...что происходило в  России в первой половине XX века,  происходило до недрения автоматического стрелкового оружия -- во имя торжества политической доктрины, несостоятельность  которой  уже  в  том  и состоит, что она требует человеческих  ертв для своего осуществления. Скажу только, что -- не по опыту, увы, а только еоретически -- я полагаю, что для человека, начитавшегося Диккенса, выстрелить в себе  подобного во имя  какой бы то ни было идеи затруднительнее, чем для человека, Диккенса не читавшего. И  я  говорю  именно  о  чтении  Диккенса,  Стендаля, Достоевского, Флобера, Бальзака,  Мелвилла  и т.д.,  т.е.  литературы,  а  не о  грамотности, не об образовании.  Грамотный-то, образованный-то  человек  вполне  может, тот или иной политический  трактат прочтя, убить себе подобного  и даже испытать при этом  восторг  убеждения.  Ленин был грамотен, Сталин  был  грамотен, Гитлер тоже; Мао Цзедун,  так тот даже стихи писал; список их  жертв, тем не менее, далеко превышает список ими прочитанного".

1 comment or Leave a comment
 "Бригада ух" работающая у Олега Владимирыча по "бомбежке" Потанина-Стрлжалковского как-то неэффективно тратит бюджет))) Информационные вбросы делают никакие. Из более-менее любопытного можно отметить разве что комменты Булынина. А нормальной компры на Стрлжалковского "белые воротнички" так и не нарыли. Право, смешно смотреть на Компромате статейку с фактурой, которую откопали в питерской газетке и которая уже не раз всплывала на том же Компромате давным давно. Как бы сказал товарищ Суслов, тщательнее надо,тщательнее 
Leave a comment