b_insider (b_insider) wrote,
b_insider
b_insider

По духовной части цивилизация обнаружилась

После известного поста г-на Ускова  стало вновь очевидно: ничто не ново под луной. Особенно человеческая, можно сказать мягко, недальновидность. Уподобившись карикатурному буревестнику, Усков провозгласил лозунг – духовность, духовность и еще тысячу раз духовность. Что ж, вполне себе гламурненько, особенно учитывая, что даже от чтения-изучения Ленина сей господин преисполняется гордостью за родину. А что этот плюгавый революционер Родину в омут кровавый бросил, ковровую дорожку Сталину растелил- это ничего. О необходимости внутренней духовной работы и в чем она может быть, Усков не говорит. А и, правда, - зачем?! Березка, Чайковский, Ленин, давайте родину любить, работать на ее благо - этого винегрета достаточно.

О вкусах, как говорится, не спорят. Хотя с пониманием усковской показной «духовности» согласиться нет возможности. И тому есть вполне исторические подтверждения. Хотя история ничему не учит, но рискнем напомнить.  У Власа Дорошевича есть юмористическая повесть «Джентльмены, или Новое поколение купечества». Она как раз о новой фишке старых русских олигархов конца 19-начала 20 веков – духовности. Рекомендуем прочесть. Сюжет незамысловат: герой-литератор возвращается после некоторого отсутствия за границей в Москву  за новыми «типами» купцов и обнаруживает в этой среде моду на духовность и цивилизованность.

Первым делом он беседует с приказчиком, мол, что нового среди московской олигархии. Множество новых, отвечает приказчик, типов.

 

«- Да у вас какие же, собственно, типы имеются?

- Разные типы есть. Самый пестрый, можно сказать, купец! На всякий вкус. Вот, например, вам, может, архитектурный купец не пондравится ли-с?! Последняя, можно сказать, новинка-с.

- То есть как же это: архитектурный купец?

- По архитектурной части у него цивилизация обнаружилась.

- Да вы о цивилизации, милейший, словно о золотухе выражаетесь!

- Так точно-с! Не извольте беспокоиться. У купца оно сходственно. Как, например, золотуха: одному она в голову вдарит, у другого в ноге обнаружится. Так точно и цивилизация. У одного она в одно ударит, у другого в другое. У этого, например, она в архитектуре обнаружилась. Тятнька-то их в двухэтажном домике жили и даже о том не думали, как бы мезонинчик надстроить. Да так и померли, до мезонина не додумавшись. А сынок теперича, как от дикости да от серости он уж отошел,- в архитектуру вдарился и все вавилоны строит.

- Как вы говорите? Что строит?

- Вавилоны-с. Потому никак иначе ихних построек не назовешь. Многие даже и из ученых, архитекторы с ума посходили, на их постройки глядючи!»

    

Дальше герой объезжает знакомых купцов-олигархов и диву дается: действительно, все словно сговорились – вдарились в эту самую духовность, цивилизуются-с… Один вообразил себя аглицким лордом и в доме у себя все на аглицкий манер поставил. И обязательное условие- все к нему не иначе как милорд обращаться должны. Другой театр собственный завел с труппой. Авангардные спектакли представляют. Новаторствуют!!!
А Федул Прохорович Пахомов на своих фабриках рабочий люд просвещает: заставляет после работы Шекспира разучивать, чтобы потом представление для фабричных же давать, опять же на это посмотреть Петр Дмитрич Боборыкин приедет, глядишь, в новом романе выведет в положительном свете. А конкурент-фабрикант Савастьев у себя на фабрике Мольера ставить собрался, но Федул Прохорыч хитрее и духовнее:

« - У них Мольер, а у меня Шекспир. Нако-ся, выкуси! Уж если пошло среди господ фабрикантов такое такое течение, чтоб о просвещении рабочих заботиться, то должен я в этом течении первым быть. Вот приедет к святкам Боборыкин, Петр Дмитриевич, мы ему и покажем. У Савастьевых Мольер, а у нас рабочие всего Шекспира насквозь пересмотрели! Посмотрим, кого он в романе опишет!»

У нас-то сейчас, конечно, олигархи все больше культюр-мультюр фонды заводят, яйца Фаберже оптом скупают,  опять же галереи художественные заводят с, как кто-то им в уши напел, актуальным искусством. На худой конец газетами обзаводятся и в них свою духовную линию проводят. Но ведь духовность же! Прямо как Усков и пропагандирует.Теперь другой фасон трусов в моде в моде духовность! Ну вот хоть Шекспира наскрозь пересмотреть. 

И сколько среди нынешних купцов-олигархов о собственной духовности заботящихся. Так сказать, вновь обращенные из тех, кто раньше "чисто поржать". У Дорошевича на сей счет для нашего времени характерный персонаж выведен - Петр Титович Брусков. Этот о собственном просвещении печется. Потому как за духовность. В чтении книг  он ее нашел. Как прочтет книгу, так сразу ее и порвет, чтобы во второй раз по ошибке не перечитывать, а то оконфузиться можно. Почитает,например,Бокля- порвет и пить-гулять. Думаете на этом его тяга к духовности закончилась? Ничуть не бывало. Он пить желает только с известными людьми; профессорами, например. Одна беда, мелкий народец пошел, не настоящий, а уж так Петру Титычу с шибко ученым человеком выпить хочется:

«- Да зачем же тебе?

- Лестно! «Где,- спросят,- вчера был? Да так, с профессором таким-то,имярек, опять нахлестались! «Ого,- скажут,- с каким народом они друзья-приятели». Опять же умрет профессор вскорости. Те станут спрашивать: с чего да с чего? «Все,- скажут пьянство с Петром Титычем Брусковым довело!» А мне и лестно: вот, мол, какие люди со мной пьют! Приятно!»

Думаете, нет таких ценителей духовности в наше время? Еще какие типы есть! Вот, например, Виктор Батурин, хотя и не пьет, а от дружбы с Радзинским ему такая приятность. Что Радзинский, Батурин сам в интервью рассказывает: Димку Билана по коровникам своим гонял. Пой, мол, сладкоголосый мой, коровам, говорят, от этого надои у них увеличиться могут. Надои не увеличились- сладкоголосый надоел. Да и хрен с ним, есть Радзинский, с ним наполеоновскую коллекцию они теперь собирают. Глядишь, книжку совместную напишут. Приятно! А главное – духовность. Прямо как Усков всем и прописал: гламур не в моде, теперь главная фишка – Д У Х О В Н О С Т Ь!

    

      

Одно только и обнадеживает: Ускову духовность,подобно золотухе, в голову вдарила. А ведь могла бы и того… Помните, анекдот о преподавателе на военной кафедре:

- Товарищи студенты, менингит страшная болезнь. От него либо умирают, либо сходят с ума. Вот мой брат умер, а мне повезло!

В этом смысле за то, что г-ну Ускову повезло, можно только от всей души порадоваться.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments